страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Citigroup: цена на нефть вырастет на 36%
Аналитика | Экономика | ВТО случилось
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

ВТО случилось

1 октября президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама констатировали успешное окончание российско-американских переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Теперь вступление — вопрос нескольких месяцев. Плюсы принятия в ВТО почувствуют не все россияне и не сразу. Зато минусы коснутся почти всех и довольно скоро.

Последний рубеж

1 октября Дмитрий Медведев и Барак Обама в телефонном разговоре подтвердили, что двусторонние переговоры о вступлении России в ВТО с успехом окончены. "Стороны констатировали, что в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями на их переговорах в Вашингтоне двусторонние переговоры о вступлении России в ВТО завершены",— сообщила журналистам пресс-секретарь президента РФ Наталья Тимакова. После разговора с американским коллегой Медведев встретился с первым вице-премьером правительства Игорем Шуваловым и, по словам Тимаковой, дал поручение технически оформить достигнутые договоренности с США и "активизировать многосторонние переговоры по присоединению России к ВТО, что будет являться завершающим этапом вступления в эту организацию".

Таким образом, все внешние препятствия на пути России в ВТО устранены — США были предпоследней страной, с которой мы до сих пор не могли достичь соглашения в ходе двусторонних переговоров. Правда, есть еще Грузия, которая на вступление России в ВТО так и не согласилась. Но после успешного завершения переговоров РФ и США она осталась в гордом одиночестве. А члены ВТО заранее подстраховались: после войны 2008 года Грузия была выведена из рабочей группы по присоединению России, и теперь в одностороннем порядке она блокировать вступление РФ в ВТО не может.

Теперь России осталось провести лишь многосторонние переговоры. Теоретически сбои могут быть и на этом этапе, однако фактически основные трудности преодолены. Видимо, поэтому вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин решился обозначить точные сроки присоединения к ВТО. "Сейчас работа идет по многосторонней группе по докладу о вступлении России в ВТО, там есть вопросы, которые требуют внимания, в том числе о совмещении принципов ВТО и Таможенного союза. Я думаю, что эта работа займет два-три, самое большее четыре месяца",— заявил он журналистам 1 октября.

Если верить Алексею Кудрину, не позднее 1 февраля 2011 года должна начаться процедура инициализации. Обычно она также занимает два-три месяца. За это время комиссия ВТО должна подготовить специальный доклад о присоединяющейся стране. Доклад должен быть одобрен членами ВТО — большинством в 2/3 голосов.

Именно этот документ официально установит список мер, которые должна принять Россия, чтобы соответствовать требованиям ВТО. А также переходные периоды для устранения каждого из несоответствующих параметров. Согласно уставу ВТО, эти периоды могут составлять от года до семи лет.

Положение обязывает

Вступление в ВТО немедленно коснется всего населения России. Хотя бы потому, что это должно отразиться на стоимости коммунальных услуг. Одно из требований ВТО как раз и состоит в том, чтобы внутренние тарифы на газ и электроэнергию не сильно (не более чем на 7-10%) отличались от внешних. То есть внутренние (российские) потребители не должны получать преференций по отношению к внешним.

Вопрос о тарифах, несомненно, был одним из самых острых на переговорах. В России, с точки зрения ВТО, неправильна сама их структура. Домохозяйство (например, квартира) является розничным потребителем, тогда как предприятие закупает газ и электроэнергию оптом. По логике ВТО оптовые цены должны быть меньше розничных.

В России все наоборот: тарифы для населения дотируются. И заявления о 100-процентной оплате населением услуг ЖКХ (к тому же так дело обстоит не во всех регионах) несколько лукавы, потому что оплата происходит по заниженным ценам. Например, сейчас в Москве 1 тыс. куб. м газа для населения стоит 1990 руб. (обычно говорят о 1,99 руб. за 1 куб. м при наличии счетчика газа или о 29,04 руб. на человека в месяц, если прибора учета нет). В то же время "Газпром" продает газ предприятиям Москвы и Московской области по 3738 руб. за 1 тыс. куб. м, это почти на 88% больше цены для населения.

Если строго следовать требованиям ВТО, действующие тарифы на газ для населения нужно повысить на 211%, а на электроэнергию — на 96%

На границе с Украиной тот же "Газпром" реализует газ, идущий на экспорт, уже по $230 за 1 тыс. куб. м. Что по текущему курсу Банка России (29,89 руб. за $1 на 7 октября) соответствует 6874,5 руб. за 1 тыс. куб. м. Это почти на 84% дороже, чем для российских предприятий, и на 245% — чем для населения РФ. Как говорится, почувствуйте разницу.

Ситуация со структурой тарифов на электроэнергию несколько лучше: в Москве 1 кВт ч для населения стоит 2,42 руб. (в домах с электроплитами), для предприятий — в среднем 2,34 руб. То есть розница все-таки дороже опта, хотя и всего на 4%. В то же время электроэнергия, идущая из России на экспорт, продается в среднем по $0,17 за 1 кВт ч, или, по текущему курсу, по 5,1 руб. То есть в данном случае она на 111% дороже, чем для российского населения, и на 118% дороже, чем для предприятий.

Если строго следовать требованиям ВТО, тарифы для граждан РФ должны составлять не менее 90% экспортных цен. Или от 6187 руб. за 1 тыс. куб. м газа и от 4,59 руб. за 1 кВт ч электроэнергии. То есть действующие тарифы на газ для населения нужно повысить на 211%, а на электроэнергию — на 96%. Думается, что, если при нынешнем уровне зарплат ввести такие цены единовременно, население просто взбунтуется.

Повышать же зарплату до европейского уровня (минимальная — €950, средняя — €1800) тоже нельзя. Ведь тогда еще больше станет ее отрыв от производительности труда, которая сейчас в России в 2,5 раза меньше, чем в Евросоюзе. Остается постепенно и одновременно повышать и тарифы, и зарплаты, и производительность. А для смягчения социального шока выторговать у ВТО максимальный срок перехода на "правильные" тарифы — семь лет. Тогда с учетом российской инфляции тарифы на газ должны будут расти на 38% в год. К 20-процентному ежегодному повышению тарифов наши граждане уже привыкли, а ВТО приучит их и к 38-процентному.

Есть, правда, слабая надежда, что Россия сумела выторговать эксклюзивные условия. Такое в истории ВТО бывало: некоторые страны (в частности, Великобритания) приводили свои субсидии сельскому хозяйству в соответствие с требованиями организации не семь, а целых двадцать лет. Если и для России сроки увеличили, то рост тарифов для населения будет более умеренным — близким к нынешнему.

Интенсивная терапия

Но не следует думать, что присоединение к ВТО сулит населению одни неприятности. Например, в России очень дорогие банковские кредиты. Так, в кризис стоимость потребительских кредитов в США в среднем выросла вдвое, с 2,5 до 5% годовых. В России — тоже вдвое, с 18 до 35%. Опять же: почувствуйте разницу.

Конечно, в России инфляция выше. Но все же на стоимость кредитных ресурсов в большой степени влияют и особенности национальной банковской системы. И вступление в ВТО эти особенности по идее должно устранить. Ведь по логике ВТО иностранные потребители кредитов не должны иметь преимуществ перед российскими.

То же касается и страхования. Введение в России западных стандартов страхования уже позволит серьезно оздоровить отечественный рынок. Речь может идти, к примеру, о массированном внедрении такого весьма дешевого и потому популярного в развитых странах продукта, как страхование жизни (сегодня в России этот вид страхования развит крайне слабо).

Несомненным плюсом для населения станет и снижение (а то и отмена) импортных пошлин на многочисленные группы товаров. Очевидно, это означает удешевление розницы. Особая история здесь, конечно, автомобили-иномарки. Потребителя снижение цен на них, само собой, порадует, но для работников отечественного автопрома станет шоком. Возможна и социальная напряженность.

Однако на прошлой неделе стало известно, что АвтоВАЗ впервые запускает в серию автомобили с кондиционером. Выходит, могут, когда захотят? Или когда на горизонте маячит ВТО, открывающая двери мощной конкуренции.

Не менее важен вопрос дотаций в сельском хозяйстве. Противники ВТО обычно говорят, что поток дешевой сельхозпродукции из развитых стран разорит отечественного производителя и пустит крестьян по миру. Кого-то, возможно, и разорит. Однако согласованные требования ВТО оставляют за Россией право дотировать своего производителя на $9 млрд в год. Это почти вдвое больше существующих дотаций: даже в нынешнюю засуху они суммарно не превысили $4,7 млрд.

Так что ВТО не панацея от всех бед, но и не яд. Скорее это горькое лекарство, заставляющее производителей каждой страны быть эффективными и конкурентоспособными на мировом уровне. Населению приходится работать интенсивнее. Но зато открываются новые возможности потребления, повышается качество жизни. В итоге выигрывают все. Правда, нельзя сказать, что непременно быстро.

Первые контакты с предшественницей ВТО — Генеральным соглашением по тарифам и торговле (ГАТТ) — были предприняты еще СССР в 1986 году. Правда, до своего распада СССР успел лишь подать заявку на присоединение к ГАТТ, но процедуру вступления не начал. В 1993 РФ подтвердила заявку СССР на присоединение к ГАТТ и в 1994 году официально начала процедуру вступления. Однако в 1994 году членами ГАТТ было принято решение о преобразовании соглашения в ВТО с 1 января 1995 года. На время реорганизации рассмотрение новых заявок было приостановлено.

Процесс возобновился в 1997 году, но реальных шагов было сделано мало, поскольку в августе 1998 года в России случился дефолт, после чего ВТО заявила, что откладывает рассмотрение российской заявки до урегулирования ситуации с суверенным долгом.

Лишь в 2000 году процедура рассмотрения заявки России была возобновлена и начались двухсторонние переговоры с государствами—членами ВТО. Наиболее сложно они проходили с США, Евросоюзом и Китаем.

Разногласия с Евросоюзом удалось урегулировать в 2005 году, после того, как Россия присоединилась к Киотскому протоколу. Также в 2005 году перестал видеть препятствия для членства России в ВТО и Китай. Дольше всего — шесть лет — продолжались переговоры с США. Основные разногласия касались финансовых рынков, поставок в Россию сельхозпродукции и защиты прав интеллектуальной собственности. В итоге Россия и США подписали протокол о присоединении РФ к ВТО 20 ноября 2006 года в Ханое.

К 2006 году казалось, что процесс почти завершен. Оставалось лишь четыре страны, выражавшие несогласие с членством России в ВТО. С тремя из них удалось договориться. Но уже начинался конфликт с четвертой — Грузией. Кроме того, в 2006-м истекал 12-летний срок, предусмотренный уставом ВТО для рассмотрения заявок. В критической ситуации США не ратифицировали свое соглашение, чем вынудили Россию начинать переговоры заново.

Они начались, и с большинством стран совместные протоколы удалось довольно быстро перезаключить. Однако в августе 2008 года началась война между Россией и Грузией в Южной Осетии, и Грузия свое согласие отозвала. В ответ Россия фактически свернула переговоры по ВТО, а в начале 2009 года заявила о возможном отказе от вступления в эту организацию. Зато Россия активизировала усилия на заключении Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. А после того, как эти усилия увенчались успехом, Россия в октябре 2009 года заявила, что будет вступать в ВТО не индивидуально, а вместе с Таможенным союзом. Впрочем, уже в июне 2010-го, во время газового конфликта с Белоруссией, Россия фактически дезавуировала свое прежнее заявление, сказав, что выберет тот путь вступления в ВТО, который окажется короче.

Какие отрасли выиграют от вступления России в ВТО?

Равиль Нигматов, руководитель стратегической службы Абсолют-банка:

— Среди основных преимуществ ВТО я бы назвал необходимость развивать социальные и экономические институты, снижение барьеров для иностранных инвестиций и притока капитала. Хотя не стоит ожидать мгновенного значительного эффекта, так как сегодня помехи для инвестиций носят скорее не экономический, а политический характер. Кроме того, для многих предприятий снизится уровень экономических и политических барьеров для российского экспорта на западные рынки. Главный минус — возможно возникновение сложностей в ряде ключевых отраслей. В первую очередь стоит назвать отмену протекционистских мер в автомобилестроении, легкой промышленности и сельском хозяйстве. Это может спровоцировать социальную напряженность.

Также отмечу, что ключевым фактором является переговорная позиция, определяющая условия, на которых страна входит в ВТО. Если России удастся отстоять свои интересы в ключевых отраслях, то национальная экономика в целом выиграет. Но в любом случае преимущества будут иметь отрасли, ориентированные на внешние рынки: нефтегазовая, минеральные ресурсы. Сложности же испытают сегменты, ориентированные на внутренний спрос.

Алексей Девятов, главный экономист УК "Уралсиб Кэпитал":

— Вступление в ВТО приведет к снижению торговых барьеров между Россией и странами—членами этой организации. Оно коснется экспортных и импортных пошлин и тарифов и приведет к росту объемов внешней торговли. Это выгодно крупным компаниям, занимающимся внешнеэкономической деятельностью, в первую очередь импортерам. Вступление в ВТО также положительно отразится на экономике регионов, в которых располагаются крупные международные транспортные узлы. Для других компаний вступление в ВТО означает усиление конкуренции со стороны импорта, и для многих из них это плохие новости. В частности, усиление конкуренции со стороны импорта может негативно отразиться на российских сельхозпроизводителях, на средних и мелких банках. Относительно без потерь переживут вступление России в ВТО компании, производящие конкурентоспособную продукцию, пользующуюся спросом на внешнем рынке.

Ирина Кривошеева, исполнительный директор УК "Альфа-Капитал":

— Устоявшейся точкой зрения является то, что вступление в ВТО несет для нас этакую бинарность — выигрыш для одних отраслей, прежде всего экспортеров, и проигрыш для внутренних производителей. В краткосрочной перспективе в этом есть доля истины. Но в долгосрочном плане эффект от вступления в ВТО работает на экономику в целом, за счет усиления конкуренции. К тому же вступление в ВТО не означает, что все барьеры на пути нашего экспорта будут сразу сняты. Оно лишь дает формальный повод настаивать на условиях ведения внешнеторговых отношений с другими членами организации не хуже, чем с прочими участниками. Пример внешнеторговых отношений США и Китая показывает, что даже между крупными и значимыми членами ВТО не все вопросы торговых отношений оказываются урегулированы.

От вступления в ВТО в первую очередь должны выиграть металлургическая отрасль, энергетика и производство удобрений. Будет и общий имиджевый эффект для всего фондового рынка. Это поспособствует притоку капитала уже в более широкий список секторов, в частности в финансовый сектор и ритейл.

Дмитрий Кипа, начальник аналитического отдела ООО Qube Finance:

— Несмотря на всевозможные плюсы вступления России в ВТО, в силу неконкурентоспособности российской экономики в настоящее время, минусы и вероятный ущерб выглядят более очевидными. Весьма чувствительным для России будет выравнивание внутренних цен на энергоносители. Сегодняшние предприятия в силу несовершенства технологического процесса не готовы к переходу на рыночные закупочные цены на сырье и транспортные тарифы. Это неизбежно скажется на себестоимости их продукции и, как следствие, приведет к росту инфляции и еще большему снижению конкурентоспособности.

Со вступлением России в ВТО мы, по сути, лишаемся внутренних защитных барьеров, что несет с собой серьезные угрозы для целого ряда отраслей. Наиболее уязвимыми будут аграрный сектор, промышленность (металлургия и обрабатывающая), а также вся машиностроительная отрасль. Автопром, к примеру, будет неспособен конкурировать с импортными иномарками, пошлины на которые неизбежно будут снижены, и в этой ситуации в первую очередь риски существенного сокращения продаж есть у АвтоВАЗа.

Дмитрий Лагун, вице-президент международного логистического холдинга AsstrA AG (Швейцария):

— Основная часть экспорта РФ — сырье и сырьевые товары, для их продвижения на рынки третьих стран вступление в ВТО не так важно. Другой вопрос — обязательства России в рамках ВТО по снижению импортных пошлин. При вступлении по результатам многосторонних переговоров подписывается соглашение с ВТО, включающее переходный период по приведению пошлин на уровень стран ВТО. Конкретики этого переговорного процесса мы не знаем, и поэтому говорить о том, какие отрасли выиграют или проиграют на начальном этапе, это гадание на кофейной гуще.

В общем, ВТО прогрессивно, так как снижает тарифные барьеры и, соответственно, увеличивает конкуренцию между предприятиями в международном масштабе. Но в тоже время в России все еще очень развит механизм различных административных барьеров (сертификация, контроль таможенной стоимости и т. п.), которыми можно воздействовать на импорт. Например, введение техрегламента, по которому допускается только импорт легковых автомобилей стандарта Евро-5.

Иван Соколов, генеральный директор российского отделения ООО Testo AG (поставка оборудования для ТЭК):

— От вступления в ВТО выиграют все отрасли, для которых важен доступ на внешний рынок к импортным комплектующим и сырью. Но могут проиграть те отрасли, которые на данный момент защищены от конкуренции с импортом различными законодательными и тарифными мерами. Это, безусловно, относится к легкой промышленности и сельскому хозяйству. Для нашей отрасли вступление в ВТО в долгосрочной перспективе может привести к увеличению спроса на оборудование вследствие усиления необходимости модернизации российских производств в условиях возросшей конкуренции.

(КоммерсантЪ )
18:54 | 11 октября 2010 г.
О проектеРекламаКарта сайта