страхование Военная ипотека: на какое жилье может рассчитывать офицер
инвестиции Как оспорить кадастровую стоимость земли или недвижимости Переоценка обычно целесообразна для коммерческих объектов
кредиты Citigroup: цена на нефть вырастет на 36%
Аналитика | Экономика | Пять сюрпризов от BRICS, которые могут изменить мир
Поиск
везде
в новостях
в аналитике
в справочнике
Версия для печатиОтправить материал по почте

Пять сюрпризов от BRICS, которые могут изменить мир

Завтра в бразильской Форталезе открывается 6‑й саммит стран BRICS — Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. Государства, на которые приходится 42% населения и 28% валового продукта планеты, до сих пор не "отметились" никакими инициативами мирового масштаба. Для них пришло время сформировать глобальную повестку дня.

Новая повестка дня "от BRICS" должна учитывать несколько обстоятельств. Во-первых, она должна касаться тематики, в которой эти страны особо значимы — энергетики, экспорта природных ресурсов, индустриального развития. Во-вторых, эти темы следовало бы позиционировать не в наступательной, а скорее, в оборонительной манере, подчеркивая не только права, но и ответственность новых политических игроков. В-третьих, темам, вносимым в глобальный дискурс, следует изначально придавать глобальный характер. В-четвертых, нужны сюрпризы — предложения, которых от стран BRICS ведущие державы наверняка не ожидают. Вот как могли бы выглядеть такие инициативы.

Альтернатива глобальному потеплению

Экологическая проблематика — одна из навязываемых Западом тем глобальной повестки. Страны BRICS не могут не обращать на нее внимания — среди них находятся как крупнейший в мире производитель энергоносителей, так и главный их потребитель. Экологическая тема должна стать одной из главных, на которых BRICS могут "ворваться" в дискуссию по вопросам устойчивого развития, но основной акцент можно сделать на энергоэффективность: Китаю она нужна для того, чтобы сельское население смогло приобщиться к плодам прогресса раньше, чем вымрет; Индии — для быстрой индустриализации и поддержания конкурентоспособности; России — для сохранения объемов экспорта сырья при сокращении внутреннего потребления; Бразилия занимает уникальную позицию как первопроходец в производстве биотоплива.

Поэтому одной из важных инициатив BRICS могло бы стать переформулирование всей повестки дня, касающейся вопросов глобального потепления и глобальных экологических проблем в целом. Можно пойти и дальше и расширить фокус с энергоэффективности до эффективности использования ресурсов в целом — такой поворот может оказаться очень важным для замены ныне насаждаемой Западом повестки дня в вопросах развития, которая сводится к поддержке локальных сообществ, развитию микрокредитования, информационных технологий и т. д. Связка между экологией и эффективностью, исключение из повестки дня демагогической проблемы глобального потепления и ее замена общемировой программой повышения эффективности использования ресурсов может стать той темой, которая сделает страны BRICS интеллектуальным лидером в обсуждении тематики устойчивого развития к середине XXI века.

Переосмысление финансовых дисбалансов

Не менее важной выглядит возможная инициатива стран BRICS в вопросах осмысления финансовой ситуации, которая сложилась в мире в последние годы. Сегодня Америка и Европа стали глобальными должниками, тогда как Китай (включая Гонконг), Россия, Индия, Бразилия и ЮАР обладают (по состоянию на конец мая 2013 года) валютными резервами в 5,4 трлн долл. Однако нынешняя ситуация неустойчива: с одной стороны, весь рост BRICS во многом обусловлен мягкой политикой США и Европы, не прибегающих к протекционизму и позволяющих товарным ценам расти в долларовом эквиваленте.

Изменение такой политики чревато серьезными потрясениями на глобальной периферии — и в этой ситуации странам BRICS разумно самим поставить вопрос о преодолении глобальных финансовых дисбалансов. Первым шагом на этом пути могло бы стать признание того, что они порождены экономической политикой обеих сторон: с одной стороны, Запада, с другой — стран периферии; и что сегодня страны BRICS готовы поддержать Запад в сложный момент.

Вторым шагом могло бы стать достижение договоренности о конвертации долгов западных стран в активы на территории этих государств, что могло бы снять ограничения на инвестиции из стран BRICS в Европу и США. Наконец, в‑третьих, BRICS, если бы им удалось добиться возможностей для инвестирования в ведущие экономики мира, стали бы естественными лидерами в глазах других периферийных стран. Нынешние финансовые дисбалансы не свидетельствуют о "победе" BRICS над США и ЕС; они скорее напоминают гонку вооружений в эпоху "гарантированного взаимного уничтожения", которое осуществится вне зависимости от того, кто первым начнет отходить от ответственной финансовой политики. Новые инициативы в этой сфере заложили бы определяющий тренд в мировых финансах на ближайшие десятилетия.

Концепция "нового разоружения"

Одна из самых важных проблем — поддержание глобальной безопасности. Запад все больше готов вмешиваться в разнообразные конфликты, попирая традиционно понимаемый суверенитет, да и страны BRICS показывают, что не прочь следовать за ним. Подобный путь бесперспективен. Хотя в 2011–2013 годах в мире не случилось крупных межгосударственных конфликтов, военные расходы всех стран достигли исторического рекорда в 1,84 трлн долл. Да, главным милитаристом остаются США, но КНР в 2012 году заняла второе место после них с показателем в 166,1 млрд долл. и ростом военных трат в 7,5 раза с 2000 года. Россия заявила о намерении потратить на развитие своих вооруженных сил около 20 трлн руб. за период до 2020 года.

Сегодня возобновление "гонки вооружений" чревато крайне опасными последствиями. При этом — как и в случае с экономической мощью — могущество стран BRICS выглядит иллюзорным. Учитывая технологическое развитие Запада и BRICS, не стоит сомневаться, что в случае появления явной угрозы США найдут адекватный ответ даже против Китая. Поэтому рациональным шагом был бы исходящий со стороны стран BRICS призыв к резкому пропорциональному сокращению военных расходов и перенаправлению сэкономленных тем самым средств на помощь бедным странам. Это могло бы удовлетворить все заинтересованные стороны: США, начинающие опасаться китайской угрозы; Европу, которая приветствовала бы гуманитарную направленность инициативы; малоразвитые государства, которые получили бы немалые выгоды от реализации такого плана; и, наконец, сами страны BRICS, экономики которых не столь устойчивы, чтобы выдерживать повышение расходов на военные нужды. Такой шаг стал бы и заявкой на статус "борца за мир во всем мире", место которого давно является вакантным.

Консенсус по вопросам вмешательства

Стоит также упомянуть и вопрос о странах и территориях, которые в последнее время оказываются во многом неуправляемыми и которые политики называют failed states. Двойственное отношение к ним более всего подрывает стабильность современной международной системы: Запад настаивает на первичности прав человека и обосновывает право на вмешательство их частым и массовым нарушением. До последнего времени BRICS выступали за нерушимость и неоспоримость государственного суверенитета и соблюдение принципа невмешательства, но в 2008 году в Грузии и в 2014 году на Украине Россия показала, что ее позиция более гибка, чем казалось ранее. Учитывая, что наша риторика в обоих случаях повторяла ту, что применяли США и НАТО в период миротворческой операции в Косове, можно подумать о попытке предложить и обеспечить принятие на международном уровне унифицированной концепции гуманитарного вмешательства в дела территорий, в которых наблюдается массовое нарушение прав человека, этнические чистки и потеря управляемости. Западу было бы нечего противопоставить такой инициативе, и западная концепция вмешательства могла быть таким образом "перехвачена" и во многом нейтрализована. При этом очевидно, что влияние BRICS в мире существенно выросло бы от реализации нового курса.

Проблема коррупции и "прозрачности"

Развитые страны постоянно упрекают государства BRICS в коррупции. Согласно Индексу восприятия коррупции, Бразилия и ЮАР делят 72‑ю строку в списке самых нетерпимых к коррупции стран, Китай занимает 80‑е место, Индия — 94‑е, а Россия — 127‑е. В данной сфере BRICS постоянно выглядят оправдывающимися — и пора, на мой взгляд, переходить в наступление. Следует признать, что борьба с коррупцией в отдельно взятой стране в условиях всепроникающей глобализации невозможна. Коррупция в BRICS поддерживается готовностью Запада легализовывать награбленное у себя — годовой объем финансовых трансфертов из стран Юга в банки Севера превышает 1 трлн долл.в год. Если бы западные финансовые институты не стремились получать выгоды от такого положения дел, коррупция государственного масштаба в развивающихся странах была бы невозможной.

В таких условиях страны BRICS могли бы выдвинуть инициативу реального объединения усилий периферийных государств и развитых держав по борьбе с коррупцией. Она выглядит реальной: с одной стороны, элиты стран BRICS обеспечили себе контроль над экономикой своих государств на долгие годы и заинтересованы в нормальном функционировании государственного аппарата; с другой — Запад опасается "перелива" "коррупционной культуры" на свою территорию. В данном случае страны BRICS, действуй они быстро и решительно, могли бы перехватить инициативу в решении одного из самых важных и злободневных вопросов нашего времени.

Владислав Иноземцев (RBC Daily )
11:51 | 21 июля 2014 г.
О проектеРекламаКарта сайта